Аретейни
Неважно кто и что говорит у меня за спиной. важно то, что когда я оборачиваюсь - все молчат.
Это сочинение было сдано двумя студентами одного из американских университетов, Ребеккой и Гарри, после эксперимента, проведенного преподавателем английского языка и литературы. Студентов попросили написать рассказ-тандем: каждый студент должен был написать один абзац на листе бумаги, и передать своему соседу по парте. Тот, прочитав написанное, писал свой абзац в продолжение истории, передавал лист обратно, и так далее. Получившийся рассказ должен был быть связным, для чего студентов просили обязательно перечитать уже написанное.
Участникам строго запрещалось переговариваться между собой - таким образом, все сказанное было отражено в их рассказе. Полученный рассказ завершался только если оба автора соглашались о едином окончании.
Итак, рассказ Ребекки и Гарри:

Ребекка: Лаура никак не могла решить, какой же аромат чая ей больше всего нравился. Ее любимый, ромашковый, с чашкой которого можно было так приятно и успокаивающе свернуться под одеялом, теперь напоминал ей о Роджере - ведь он как-то раз сказал, что ему нравился ромашковый чай. Ах, прошли эти счастливые и спокойные времена... Она решила, наконец, что не будет больше вспоминать о Роджере, хотя ее мысли возвращались к нему снова и снова. Казалось, она не могла думать ни о чем другом. К тому же, ее долго забытая астма снова начала напоминать о себе. Да, ромашковый чай явно не годился.

Гарри: В это время, главный старший сержант Роджер Гаррис, командир штурмового звена, которое в данный момент находилось на орбите Скайлона-4, был озабочен делами гораздо более важными, и у него не было времени размышлять о той пустоголовой невротичной астматичке по имени Лаура, с которой он неплохо провел ночь около года назад. Он схватил трансгалактический коммуникатор и отрывисто рявкнул: «Главный Старший Сержант Гаррис вызывает Геостанцию 17. Вышли на полярную орбиту. Никаких следов сопротивления пока... » Прежде чем он успел закончить отчет, синий луч заряженных частиц выскользнул из темноты космоса и пробил зияющую дыру в грузовом отсеке его корабля. Корабль тряхнуло, и Роджера выбросило из сиденья так, что он перелетел через весь командный отсек.

Ребекка: Он сильно ударился затылком о переборку и умер практически мгновенно, но перед этим он успел раскаяться о том, что физически оскорблял и издевался над той единственной женщиной, которая его полюбила. Вскоре, правительство Земли прекратило бессмысленную войну против мирный крестьян Скайлона-4. Следующим утром, Лаура прочла в ее утренней газете: «Конгресс принял закон, навсегда запрещающий войну и космические путешествия». Эта новость на секунду обрадовала ее, затем ей стало скучно. Она выглянула в окно, думая о своей молодости - о тех временах, когда дни текли неспешно и беззаботно, и когда не было никаких
газет и телевизора, отвлекающих ее от невинного созерцания всех прекрасных вещей в мире. «Почему же девушка должна лишиться невинности, прежде чем стать женщиной,» тихо проговорила она.

Гарри: Она и не подозревала, что жить ей оставалось не более 10 секунд. Тысячи километров на городом, боевой корабль Ану’удрианцев выпустил первый залп литий-водородных бомб. Недалекие и тупоголовые пацифисты, которые пролоббировали Договор об одностороннем космическом разоружении Земли, сделали планету беззащитной мишенью для враждебный
империй Чужих, которые поклялись раз и навсегда уничтожить человечество. Через два часа после подписания Договора, Ану’удрианские корабли отправились к Земле; они обладали огневой мощью достаточной, чтобы разнести планету на мелкие кусочки. Поскольку защитные кордоны были
сняты, они быстро привели свой план в исполнение. Литий-водородные бомбы вошли в атмосферу, минуя отключенные системы ПКО (ПротивоКосмической Обороны). Президент, находившийся в этот момент на борту Мобильного Командного Центра - суперсекретной подводной базе в Тихом Океане, ощутил огромной силы взрыв, который распылил бедную тупую Лауру и еще 4 миллиарда человек. Президент в ярости стукнул кулаком по столу: «Мы не можем этого позволить! Я им покажу этот Договор! Будем, как сказал мой коллега, макать их по всем галактическим ватерклозетам! »

Ребекка: Это какой-то бред. Я отказываюсь продолжать это издевательство над литературой. Мой соавтор - дикий, полуграмотный подросток с шовинистическими замашками.

Гарри: Ах так! Тогда ты эгоистическая и озабоченная невротичка, и твои книги будут продавать в аптеках рядом с пургеном. «Ах, может, выпить мне ромашкового чаю? Или может выпить мне еще какого другого ЕБА!%* чаю? Ах, отнюдь. Я просто изысканная дура, насмотревшаяся дешевых мексиканских сериалов. »

Ребекка: Кретин.

Гарри: Сука.

Ребекка: Отморозок.

Гарри: Шлюха.

Ребекка: Отъе%?*сь.

Гарри: Шоб ты усралась.

Ребекка:НУ И Х%* С ТОБОЙ - НЕАНДАРТАЛЕЦ ТЫ НЕДОНОШЕННЫЙ!!!

Гарри: Иди-ка ты чаю попей - проститутка ты этакая.

Преподаватель: Молодцы! 5+++)